Перемога не помогла: Украина замерзает без — Газпрома, транзит между фирмами зачем он нужен.

Перемога не помогла: Украина замерзает без «Газпрома»

Только в четверг, 1 марта, Украина праздновала победу над «Газпромом» в Стокгольмском арбитражном суде, а уже 2 марта Киев временно ограничил потребление газа в стране. Как сообщил министр энергетики Игорь Насалик, ограничения будут действовать пять дней — по 6 марта включительно. Учебным заведениям рекомендовано прекратить работу в эти дни, а промышленным предприятиям — пересмотреть план производства с учетом экономии топлива.

Причина такой резкой экономии в том, что в ближайшие дни на Украине ожидаются сильные морозы, и в итоге в газотранспортной системе возникнет дефицит в 18−20 миллионов газа в сутки. Эти объемы «Нафтогаз» планировал закупить у «Газпрома», и даже перевел предоплату в самом конце февраля. Однако в российской компании вернули предоплату, сославшись на то, что не было заключено дополнительное соглашение к действующему контракту, а без него возобновление поставок невозможно. Теперь в «Нафтогазе» срочно пытаются импортировать недостающие объемы с европейского рынка, но в виду технических и финансовых возможностей все равно не будет хватать около десяти миллионов кубов в сутки.

«Это позволит снизить потребность в газе на 8−9% и этого будет достаточно, чтобы российский шантаж не удался», — пафосно говорится в заявлении «Нафтогаза».

На Украине вообще болезненно восприняли отказ «Газпрома» возобновлять поставки «голубого топлива». Коболев заявил, что это является нарушением решения Стокгольмского арбитража, о котором «СП» писала, что «Газпром» уже лишился права на выполнение условия «бери или плати», что российская компания потеряет сотни миллионов долларов и репутацию надежного поставщика, а президент Петр Порошенко пригрозил «Газпрому» арестом имущества. «Нафтогаз» также призвал европейцев начать трехсторонние переговоры для урегулирования газового вопроса.

Однако даже украинские эксперты признают, что все «кары египетские», которыми сейчас Украина грозит «Газпрому», больше похожи на сотрясание воздуха. «Нафтогаз» действительно должен был заключить дополнительное соглашение с «Газпромом» для возобновления поставок, которые не происходят по мановению волшебной палочки. Впрочем, с учетом, мягко говоря, спорного решения Стокгольмского арбитража, еще неизвестно, какую позицию в сложившейся ситуации займет Европа и не захочет ли обвинить Россию в давлении на Украину.

Член наблюдательного совета украинского Института энергетических стратегий Юрий Корольчук объяснил «СП», почему на Украине внезапно возникла критическая ситуация с поставками газа, хотя до этого власти уверяли, что достигли полной энергонезависимости и пройдут зимний период без проблем.

Поставки «Газпрома» действительно могли начаться с 1 марта, но для этого «Нафтогазу» необходимо было подписать дополнительное соглашение. Однако этого не сделали. Все банально — стороны просто не договорились. На основе чего тогда «Газпром» должен был поставлять газ? Вот они и вернули предоплату.

— На скандал. И они его получили. Думаю, это был вполне осознанный шаг, там ведь сидят не совсем глупые люди. Понятно было, что «Газпром» откажется поставлять газ без дополнительного соглашения, опасаясь дальнейших юридических проблем. Например, они начнут качать топливо, а потом не смогут договориться с Киевом о его цене или объеме. Все эти моменты и должны быть прописаны в допсоглашении.

«СП»: — В любом случае, поставки «Газпрома» не были гарантированными, ведь Киев еще месяц назад не мог знать, каким будет решение суда и рассчитывать на них. Почему же возник дефицит газа — из-за морозов или это просчет украинских властей?

— Конечно, точно предвидеть морозы никто не мог. Но климатические условия нашей страны всем хорошо известны, это не секрет. Морозы в марте — совсем не редкость, именно на этот случай должны готовить запасы газа в ПГХ. Я отмечу, что сейчас холода не такие уж сильные. Достаточно вспомнить зимы 2013−2014, когда было намного холоднее, несколько недель температура по ночам держалась на уровне минус 20.

В ПГХ сейчас около 10 миллиардов кубометров газа, этого вроде бы вполне достаточно. Раньше мы проходили морозы и с восемью миллиардами. Но сложилась парадоксальная ситуация — газ вроде бы есть, а в системе не хватает давления. Сейчас транзит газа со стороны России не так уж велик и составляет 250 миллионов кубометров в сутки. В прежние годы этот объем был гораздо больше. В то же время, внутреннее потребление снизилось. В результате, возникла проблема — давления в системе просто не хватает для того, чтобы поднять из ПГХ 100−150 миллионов кубометров, чтобы отправить их в Европу.

— Дело в том, что мы технически не можем прогнать через свою систему весь транзитный газ, который заходит из России. Наши потребители по мере прохождения топлива по территории Украины разбирают из трубы порядка 100−150 миллионов кубов. Затем мы поднимаем из ПГХ дополнительные объемы и компенсируем эту недостачу, выполняя свои транзитные обязательства. Так было всегда, для этого и строились подземные хранилища.

Но сейчас мы перестали качать российский газ для своих нужд, остается только транзит. За последние несколько лет промышленное потребление сократилось примерно в три раза. Газ для Донбасса и Крыма тоже не поступает в украинскую ГТС. Мы потребляем около 32 миллиарда кубометров в год. Но система строилась с учетом определенного уровня потребления — 50−70 миллиардов кубов плюс транзит. Газа и давления не хватает, старая система транзита с подъемом сырья из ПГХ не работает. Вот вам и причины возникновения проблемы.

— Европейский газ оказался слишком дорогим. Когда усиливаются морозы, цены на спотовых рынках сразу подскакивают. Сейчас цена держится на уровне 500−600 долларов за тысячу кубометров. Закончатся морозы, и цена упадет до 300 долларов. Но нам-то сырье нужно сейчас. Кстати, российский газ нам обошелся бы как раз в 300 долларов, может немного больше. Еще один момент в том, что на фоне высокого потребления в Европе обеспечить необходимые реверсные объемы технически не так легко. Но финансовый вопрос на первом месте.

Вся эта ситуация продемонстрировала, что у Украины действительно существуют риски срыва транзита, причем не в самых плохих погодных условиях. Коболев уже призвал украинцев снизить температуру в домах на 1−2 градуса, чтобы сэкономить газ и «противостоять Путину».

Но, во-первых, люди, которые живут в многоквартирных домах, не могут ничего уменьшить, у них централизованное отопление. Более того, последние три года они и так жалуются, что, несмотря на утепление стен при сильных морозах температура держится на минимально допустимых уровнях, доходит до 16 градусов. Что касается людей, проживающих в частных домах, если энергетический кризис усилится, а они начнут снижать температуру, давление в системе еще больше упадет, и у них просто не включится газовый котел.

Все это было прогнозировано и ожидаемо, причем не только независимыми экспертами, но и чиновниками самого «Нафтогаза». Украинская ГТС недозагружена, она не может работать в прежнем режиме. Часть ее необходимо консервировать. Это признавал заместитель министра энергетики Игорь Прокопив, который, кстати, вчера ушел в отставку. Он первый честно сказал, что если Россия сократит транзит через Украину, нам придется из трех магистралей две законсервировать.

— Есть контракт, но он общий. Всегда, когда возникают особые обстоятельства, в нашем случае перерыв в поставках газа, заключаются дополнительные соглашения. «Газпрому», как поставщику, необходимо спланировать свою деятельность. Это иллюзия, которую «Нафтогаз» пытается внушить аудитории, что российская компания может начать поставлять газ по щелчку их пальцев. Это не так, все поставки должны планироваться. Для этого и нужно допсоглашение.

Таких дополнительных соглашений к действующему контракту на данный момент уже штук 50. Они регулируют самые разные вопросы. Кроме того, отдельный договор необходим для предоплаты. Но «Нафтогаз» сейчас нарвался на то, что сам практиковал последние три года. Они постоянно избегали переговоров с «Газпромом», грубо говоря, футболили их. Теперь же российская компания заняла такую же позицию — вам нужно, вы за нами и бегайте.

Украинская сторона предоставила документы, но для их обработки и изучения необходимо время. Это процедурные моменты. Я даже не сомневаюсь в том, что предоплату в 500 миллионов долларов «Нафтогаз» кинул в последний момент 28 февраля, как только получил решение суда. Больше всего это похоже на сознательную провокацию. Понятно было изначально, что без дополнительного соглашения никаких поставок не будет. Но в «Нафтогазе» рассчитывали на громкий скандал. Теперь они получили еще одну возможность обвинять Россию в «агрессии».

— Нужно видеть решение суда. Пока что эти заявления Коболева похожи на голословные обвинения для красного словца. Пусть юридически докажет, что им не нужно было подписывать дополнительное соглашение. Но я вам напомню, что представители «Нафтогаза» сами в январе-феврале говорили о том, что нужно провести переговоры с «Газпромом», согласовать позиции, подать заявки и так далее.

— Может быть. Но мне кажется, что сейчас «Нафтогазу» нужно просто в очередной раз продемонстрировать Европе, что нужна помощь в борьбе с «агрессором». Не вижу особого смысла в переговорах с участием европейцев, если есть двусторонние отношения и контракт. Что-то в них не устраивает? Тогда нужно снова обращаться в суд.

«Нафтогаз» обвиняет «Газпром» в том, что он ненадежный партнер. Но почему-то всем остальным потребителям эта компания газ поставляет без проблем. И Литве, и Польше, несмотря на политические разногласия с этими странами. И только с Украиной постоянно возникают проблемы. Это выглядит довольно странно. Посмотрим, как будет развиваться эта ситуация дальше, может быть, удастся прийти к какому-то компромиссу.

Директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский убежден в том, что вина за нынешний кризис целиком и полностью лежит на руководстве «Нафтогаза».

— Это, прежде всего, вина господина Коболева, который не предусмотрел возникновение такой ситуации. Все остальное — «Газпром», давление, Европа — это частности. Думаю, что правительство должно сделать соответствующие организационные выводы. Ни один руководитель «Нафтогаза» при любых отношениях с Российской Федерацией не доводил ситуацию до того, чтобы предприятия социальной сферы отключались от теплоснабжения, чтобы дети отправлялись на каникулы. Это прямая ответственность Коболева.

— А дополнительное соглашение нельзя было подписать? Любое решение суда и арбитража должно быть оформлено юридически и процессуально, потому что это внесение изменений в договорные отношения. В этом случае нужен новый договор или допсоглашение. Давайте включим логику даже без знания юридического инсайда. Если есть решение суда, его нужно формализовать. Оно формализуется путем подписания договоров. Вот и все. Поэтому теперь все вопросы к господину Коболеву, великому реформатору.

В пятницу, 2 марта стало известно, что «Газпром» инициировал процедуру расторжения контрактов с украинским «Нафтогазом». Как заявил председатель правления российской компании Алексей Миллер, решение Стокгольмского арбитража по контрактам на поставку и транзит газа было асимметричным и нарушило баланс интересов сторон по контрактам. «Арбитры аргументировали свое решение резким ухудшением состояния украинской экономики. Мы категорически против того, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины», — заявил Миллер. Он добавил, что в такой ситуации продолжение действия контрактов для «Газпрома» является экономически нецелесообразным и невыгодным.

К чему приведет попытка «Газпрома» разорвать все контракты с Украиной

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Генеральный директор Института региональных проблем

Мнения отдельных авторов могут не совпадать с позицией редакции.

© 2009, АНО «ИнПресс» – свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-34676 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.

Распространитель и рекламный агент: ООО «Авторское бюро»