Украинський институт анализа и менеджмента политики, транзит между фирмами зачем он нужен.

Украинський институт анализа и менеджмента политики

Вы здесь

«Помните, как мы встречали предыдущие Новые года? Все время были переговоры по поставкам газа в Украину. Все время обвиняли Украину, что то мы газ крадем, то мы транзит не можем обеспечить. Мы какие-то были неполноценные. Что было сделано за два последних года? Мы – энергонезависимы. Они стучат: может возьмете наш газ? Та нет, у нас все хорошо. Если он будет дешевый, если он будет честный и некоррупционный – пожалуйста. А для чего это нам? Чтобы снизить тарифы для наших людей».

Спустя два месяца центральные органы власти с такой же эйфорией отчитались о победе НАК «Нафогаза» в Стокгольмском арбитраже, по решению которого «Газпром» остался должен Украине 2,56 млрд долларов.

И тут внезапно возникла проблема. Даже не проблема уже, а полноценная, третья по счету, газовая война между Украиной и Россией. «Газпром» заявил о разрыве газовых контрактов в одностороннем порядке. А украинские власти заявили о критической ситуации с дефицитом газа и об угрозе газоснабжению Европы.

1. Будет ли разорван газовый контракт прямо здесь и сейчас?

Глава «Газпрома» Алексей Миллер пригрозил немедленно начать процедуру расторжения контрактов с НАК «Нафтогаз Украины» на поставку и транзит газа в Стокгольмском арбитраже.

Но разрыв контрактов в одностороннем порядке не предусматривает того, что они перестанут действовать моментально, пояснил «Стране» бывший министр ЖКХ Алексей Кучеренко. Даже если Россия пойдет на этот шаг, стороны ожидают новые юридические баталии в Стокгольмском арбитраже. К слову, от момента подачи иска «Нафтогаза» в арбитраж против «Газпрома» до финального решения прошло почти четыре года.

«Юридически это возможно. В свое время Украина тоже хотела разорвать эти договора. И тогда все понимали, что на решение суда в Стокгольме потребуются долгие годы. Сам контракт – до конца 2019 года, то есть может закончиться срок его действия раньше, чем будет решение арбитража. Но нужно понимать, что может быть и политическое решение. Сейчас в конфликт включится Европа и выиграет тот, у кого больше запас прочности. Но мы должны понимать, что наша ГТС без их газа никому даром не нужна», – рассказывает «Стране» Кучеренко.

Действительно, непосредственно «военные действия» начались после того, как «Газпром» решил не поставлять Украине газ в марте и вернул деньги за него, которые уже успела переслать украинская сторона.

После чего власти и заговорили о проблемах. Кабмин предпринял целый ряд мер экономии – от закрытия на пять дней учебных заведений по всей стране (чтобы не отапливать помещения) до распоряжений по сжиганию на крупнейших ТЭС мазута вместо газа.

Ситуация кажется удивительной – еще недавно в НАК и в правительстве говорили о том, что Украине вообще не нужен газ из России, а закупки идут в странах Европы. И тут из-за отсутствия российского газа чуть ли не чрезвычайное положение объявляют.

Проблема в том, что фактически мы покупали тот же российский газ, только у европейских компаний. Этим власти убивали сразу двух зайцев. Во-первых, делали себе пиар на «избавлении от газовой зависимости». А во-вторых, зарабатывали деньги, так как поставки газа шли через компании-прокладки, которые, по данным СМИ, принадлежали представителям высшего руководства страны.

Однако у этой схемы была одна уязвимость: газ в Европе покупался по краткосрочным контрактам, что не давало гарантии поставок. И как только еще с января в Украину, а потом и в другие страны Европы, пришли лютые морозы, начались проблемы, пик которых наступил как раз в конце февраля – в начале марта.

«Нам очень везло, что раньше суровых зим не было. Сейчас всего несколько морозных дней привели к вполне ожидаемой ситуации. Проблемы могли бы быть куда более глобальными, если бы такая ситуация сложилась в 2017 году, когда мы накопили не 17 млрд, а на 20% меньше – всего 14,6 млрд кубометров газа на отопительный сезон. Или если бы сейчас морозы продержались хотя бы месяц. Тогда последствия были бы критическими для всех», – говорит «Стране» эксперт в газовой отрасли Дмитрий Марунич.

Именно в последние дни зимы и первые мартовские морозы потребление газа в Украине выросло примерно на 30% – до 200 млн куб. м в сутки. При этом суточный импорт газа из Словакии и Венгрии составляет около 12 млн куб. м. По информации на 2 марта, запасы газа в подземных хранилищах Украины упали ниже 10 млрд куб. м – до 9,985 млрд.

НАК решила выйти из ситуации за счет возобновления закупок газа у «Газпрома». Основанием для такой крутой «смены концепции» было прошлогоднее решение Стокгольмского арбитража, который обязал «Нафтогаз» покупать у «Газпрома» 5 млрд кубометров газа в год по принципу «бери или плати» (то есть даже если не берешь, все равно платишь).

Насколько успешно шли эти переговоры, непонятно. В НАК говорят, что уже почти обо всем договорились. Но в реальности общественность узнала о них только после заявления «Газпрома» об отказе продавать газ в Украину и о возврате «Нафтогазу» денег, которые уже были перечислены за эти поставки.

В итоге и возникла критическая ситуация.

«Нафтогаз» столкнулся с угрозой дефицита ресурса внутри страны, реверса не хватает, из хранилищ поднять газ в нужном количестве уже невозможно, хотя его еще достаточно, но суточное производство в конце сезона довольно низкое. Появился дефицит в рамках 15-20 миллионов кубометров при потреблении 200. Это около 10% потребления», – считает Дмитрий Марунич.

Сначала НАК «Нафтогаз», а потом и президент, призвали граждан сплотить ряды против страны-агрессора и уменьшить потребление газа. Лично Порошенко выступил с инициативой «Прикрути» – уменьшить отопление в своих жилищах.

Президенту вспомнили и Мальдивы, и коррупцию, и бравурные заявления об «избавлении от газовой зависимости», а также напомнили, что в большинстве украинских квартир просто нет возможности «прикрутить» тепло.

«Это просто фантастический парадокс. Три года рассказывать, что российский газ нам не нужен, а сегодня отключать от отопления школы и садики, потому что Россия газ не дает. И это на фоне упавшей промышленности, которая ранее первой брала на себя риски в газовых конфликтах, – рассказывает «Стране» бывший министр ЖКХ Алексей Кучеренко. – Нашли самых слабых, чтобы экономить. Перед Европой опозориться нельзя. Поэтому крайними будут люди».

«Даже в кризисных 2006, 2009 году никто не прикручивал вентили населению. Сегодня же газ превратился в оружие внутреннего и внешнего использования. Из-за нехватки 10-20 миллионов кубометров звучат эти жалкие призывы к обществу «давайте экономить газ». Но помимо этого Петр Алексеевич разыгрывает антироссийскую карту. Внутри Украины он говорит, что это Путин злой и морозит украинцев. В Европе он говорит, что Россия провоцирует Украину перекрыть газовый вентиль. Но в Европе сегодня тоже холодно, и европейцы на фоне этого кризиса и потенциально возможных перебоев с газом в очередной раз убеждаются, что с транзитом через Украину не все в порядке», – говорит «Стране» политический эксперт Руслан Бортник.

Как говорят в НАК «Нафтогаз», дефицит газа уменьшится уже 3 марта и потом ситуация быстро стабилизируется. Они объясняют это предпринятыми мерами по сокращению потребления газа, закупками небольших партий топлива в Польше, а также потеплением.

Поэтому пока непонятно, как быстро удастся стабилизировать ситуацию в условиях отсутствия поставок из России.

Очевидно, что непосредственно прямо сейчас, кроме похолодания в украинских домах и закрытия школ, других серьезных последствий не будет.

Украина наверняка не пойдет на несанкционированный отбор газа (потому и призывает экономить своих граждан). Сам «Газпром» также не прервет транзит газа (в российской компании уже заявили, что продолжат транзит). Даже если РФ, как и обещал Миллер, начнет процесс разрыва контракта в Стокгольмском арбитраже, то это затянется на годы.

Именно поэтому НАК и не хочет проводить несанкционированный отбор, чтоб не давать россиянам новых аргументов.

«Прямых угроз для транзита нет, но для Европы все равно это будет аргумент в пользу «Северного потока – 2″, по которому таких инцидентов просто быть не может», – говорит «Стране» Дмитрий Марунич.

«Северный поток – 2» – это две ветки газопровода в дополнение к уже рабочему первому «Северному потоку», которые должны быть проложены до 2020 года по дну Балтийского моря до немецкого Грайфсвальда. После реализации проекта транзит российского газа через Украину снизится по меньшей мере в четыре-пять раз.

«Если завтра в Европе возникнет дефицит газа, тогда станет востребованным сжиженный газ из США», – говорит «Стране» Бортник.

Собственно, действия американцев также повышают ставки для России в большом сражении за поставки газа в Европу. Ключевая задача – постройка газопроводов «Северного потока – 2» и «Турецкого потока», чтобы избавиться от транзитной зависимости от Украины.

Лента

Иследования УИАМП

Облако меток

Facebook

Тел.: +38 093 757 7565

Заказать исследование

Авторские права (Copyright) © 2018, Украинський институт анализа и менеджмента политики